150 лет РМО
Официальные документы
Устав
Финансовый план
История
Секции
Юбилеи
Музыка Тверского края
Статьи
Проекты
Афиша
Новости
Контакты

РМО - Музыка Тверского края

ТВЕРСКОЙ ПЕРИОД ЖИЗНИ А.В.АЛЕКСАНДРОВА

Александр Васильевич Александров прожил в Твери в общей сложности 12 лет, с 1906 по 1918 год1. Это годы становления личности молодого талантливого музыканта, время его активной музыкально-просветительской деятельности. И хотя Тверь не была его родиной, Александр Васильевич Александров оставил в музыкальной жизни города глубокий след и благодарную память.

Парадоксально, но знаменитый автор гимна Советского Союза и песни "Священная война" начал свою музыкальную карьеру в Твери в качестве регента архиерейского хора. Он успешно выдержал конкурс на объявленное вакантное место и прекрасно справился с испытательными заданиями, превзойдя десяток претендентов. За 4-часовую репетицию Александров выучил с хором несколько довольно сложных произведений, поработал над дыханием у певчих и добился слаженного хорового звучания. В архиерейский хор женщин петь не допускали, а партии высоких голосов исполняли мальчики. Музыкант по собственному опыту знал, как тяжело маленьким певчим жить без родителей (ведь его самого в 9-летнем возрасте увезли в Петербург и определили в хор Казанского собора), поэтому он постоянно заботился о мальчиках-хористах. Их было 40 человек, и они жили в церковном интернате. Молодой регент добился, чтобы улучшили питание хористов и отремонтировали спальни и комнаты для занятий. Помимо музыкальных занятий мальчики посещали уроки в обычной школе и были очень загружены. Самым возмутительным Александрову показался укоренившийся обычай направлять хористов петь на богатых свадьбах и поминках. Регент запретил певчим выступать на подобных мероприятиях, говоря: "Дети не только видят пьяных, но и сами привыкают пить водку" [7]. За все годы пребывания на посту регента Александров ни разу не разрешил использовать певчих в частных домах. В короткое время архиерейский хор стал лучшим в губернии, а его руководитель пользовался огромным авторитетом.

Сводный хор п/у А.В.Александрова. 1916 г.2

Параллельно А.В. Александров руководил хорами реального училища и мужской гимназии, женского коммерческого училища и земских курсов, духовной семинарии и школы морозовских ткачей. ФОТО Он счастливо сочетал большой музыкальный талант с организаторскими способностями, и масштаб его деятельности был воистину огромен. Сохранившаяся афиша о бенефисе тверского музыканта Н.М. Сидельникова за 30 мая 1920 года извещает о том, что в концерте примет участие сводный хор Александрова в количестве 40 человек! Таким образом, Александр Васильевич Александров смог привлечь к хоровому пению практически всех музыкально одаренных тверитян разных возрастов и профессий.

В то время, когда в крупном провинциальном городе церковный хор был центром музыкальной жизни, должность хормейстера, или регента, являлась весьма значительной. В Твери, например, хор семинарских певчих выступал на всех праздниках и торжествах, исполняя духовную музыку. "Тверские губернские ведомости" сообщают об исполнении семинарским хором произведений Архангельского, Турчанинова, Веделя, Чайковского и др. Воспитанники Тверской духовной семинарии давали благотворительные концерты в пользу голодающих, а также в пользу Красного Креста3.

Сейчас без преувеличения можно сказать, что А.В. Александров был в свое время самой весомой фигурой в музыкальном мире Твери. Познав на собственном опыте все трудности хорового дела, он знал и пути их преодоления, ведь за его плечами была законченная в свое время Придворная певческая капелла. Из заявления, которое Александр Васильевич написал в дирекцию Большого театра, обнаруживается любопытный факт: оказывается, в 1917 году он был приглашен (по конкурсу) регентом храма Христа Спасителя в Москве [2, с. 76].

В 1908 году Александров возобновил занятия в консерватории. Если ранее это была Петербургская, то теперь он стал регулярно ездить в Московскую консерваторию. День он работал в Твери, ночью ехал в Москву и весь следующий день занимался в консерватории, а потом снова на вокзал. И так в течение 5 лет.

Этот неугомонный человек очень хорошо понимал необходимость музыкального просвещения в Твери и трудился, что называется, не покладая рук. Молодой энергичный музыкант организовал постановки "Пиковой дамы" и "Евгения Онегина" Чайковского, "Фауста" Гуно. Подготовил к исполнению сцены из "Жизни за царя" Глинки и "Русалки" Даргомыжского. Он разучивал хоры, работал с солистами, собирал оркестр и репетировал с ним. Был режиссером, хормейстером, дирижером и даже сам пел целиком отдельные оперные партии. Например, партию Ленского он спел в одном из домашних музыкальных спектаклей. После исполнения партии Чекалинского в "Пиковой даме" его убедили всерьез учиться пению, и Александров поступил в класс к известному вокальному педагогу Московской консерватории Умберто Мазетти [7].

Дефицит театрально-музыкальных спектаклей в Твери в начале XX века осознавался очень остро. Корреспондент газеты "Тверской листок", скрывший свое имя под литерой "-Ъ" писал в заметке "Передвижная опера": «Удивительно, что такой сравнительно большой город, как Тверь, не имеет постоянного театра. Даже странно, что значительный торгово-промышленный центр, с массой учебных заведений пробавляется тремя кинематографами, да редкими любительскими спектаклями <...>. Причин здесь несколько: прежде всего разрозненность местных, интеллигентских сил <...>. Местная интеллигенция сидит по своим углам, живет интересами своего муравейника <...>. Безотрадная картина! За отсутствие театрального здания следует "благодарить" местных "отцов города". Мирно спят они, сложивши ручки на животике: сыты, обуты, одеты, барышок от своих предприятий, слава Богу, имеют: чего же им больше? И вот как не соберутся городские "отцы благодетели" окончить асфальтовую мостовую на Миллионной улице вот уже 10 лет, как не соберутся обзавестись водопроводом, канализацией, банями, так же точно и, театра они не строят...» [6].

Далее корреспондент пишет: "И вот в один прекрасный день в городе появляются афиши: едет передвижная опера <...>! Трудно было ожидать чего-нибудь хорошего от постановки в зале Общественного собрания: сцена там страшно мала и низка; уборные тесныя, освещение недостаточное, акустика никуда не годится... И все-таки мы слушали оперу! Оркестр, хотя небольшой, но слушать его можно, он хорошо сыгрался и больших диссонансов не дает; а ведь это самое главное! Так надоела граммофонная музыка, что было прямо наслаждением послушать настоящих, "живых" музыкантов..." [6].

К сожалению, автор газетной заметки не указал, какая же опера исполнялась в Твери, но из текста чувствуется степень огромной жажды, которая ощущалась здесь по настоящему оперному спектаклю.

В архиве Государственного центрального музея музыкальной культуры имени М.И. Глинки (ГЦММК) в Москве в фонде А.В. Александрова сохранилась фотография4, запечатлевшая тверских исполнителей оперы "Жизнь за царя" в его постановке. В советское время этот факт биографии замечательного музыканта тщательно обходили молчанием, потому что исполнение глинкинского шедевра было приурочено к празднованию 300-летия Дома Романовых.

Сцена из оперы "Жизнь за царя"
в постановке А.В.Александрова

На фотографии в центре сам Александр Васильевич во фраке, с поднятыми в дирижерском жесте руками. Вокруг него в крестьянских костюмах стоят хористы. Как указывает надпись, все они учащиеся коммерческого училища и классической гимназии, где преподавал Александров. На переднем плане суфлерская будка с горящей рядом свечой, чтобы суфлер хорошо видел текст. Еще одна зажженная свеча внизу у сцены освещает партитуру, по которой режиссер, видимо, вел спектакль.

К празднованию 300-летия Дома Романовых в России было выпущено в свет необычное издание оперы Глинки "Жизнь за царя". На титульном листе значилась надпись: "...Приспособлено для постановки на сельских сценах, без сопровождения музыкальных инструментов, руководителем по устройству народнопевческих хоров Александром Городцовым". Действительно, в этом варианте все сцены оперы исполнялись солистом (или солистами) и хором а сареllа. Были оставлены почти все основные арии, ансамбли и хоры, но изъяты оркестровые фрагменты; речитативы и сцены заменены разговорными диалогами. Большинство номеров транспонировано в более удобные для народных певцов "низкие" тональности. В трио "Не томи, родимый", в квартете "Милые дети" инструментальное сопровождение передано хору или отдельным исполнителям.

Издание Городцова быстро обрело популярность и адаптированные им сцены из оперы Глинки неоднократно исполнялись на народных сценах в течение 1913-1914 годов [4, с. 77].

Судя по фотографии, именно этот, адаптированный вариант "Жизни за царя" был подготовлен и исполнен А.В. Александровым в Твери в 1913 году. Косвенным подтверждением этого предположения является то, что просмотр тверских периодических изданий за данный период времени не выявил фактов существования в Твери симфонического оркестрового коллектива.

"Тверская газета" за 21 февраля 1913 года в заметке "О праздновании 300-летия Дома Романовых" извещает: "Воспитанники классической гимназии и женского коммерческого училища, кроме празднований в стенах своих учебных заведений, ставят 21 числа вечером в Общественном собрании спектакль-оперу "Жизнь за царя"(сцены из оперы Глинки), с участием соединенного хора из 80 человек" [5].

Эта же газета сообщает о параллельном исполнении некоторых сцен из оперы Глинки ученицами тверской школы Максимовича: "Вечер начался национальным гимном, исполненным хором. Музыкальной частью руководил А.В. Александров. Дети пели партии Сусанина, Вани и Антониды под аккомпанемент фортепиано. По просьбе учащихся и гостей все вокальные номера были повторены. К концерту была написана новая декорация стена Ипатьевского монастыря" [5].

Весной 1913 года А.В. Александров успешно закончил Московскую консерваторию по двум специальностям пению и композиции с Большой серебряной медалью. Его дипломной работой стала одноактная опера "Русалка" по Пушкину. В Твери он также написал увертюру-поэму "Смерть и жизнь" и Симфонию в трех частях. К сожалению, ни одно из этих сочинений не сохранилось. По свидетельству сына Александрова Юрия, от "Русалки"5 остался лишь один хор "Ты ль, река моя" [2, с. 74].

В Твери Александров начал сочинять и оперу "Смерть Иоанна Грозного" на сюжет трилогии А. Толстого. В архиве ГЦММК сохранились ответы на просьбы композитора познакомиться с его работой. Одно письмо-ответ принадлежит Ф.И. Шаляпину. В нем Шаляпин просит связаться с ним позже, когда он будет располагать временем, чтобы подробно посмотреть сочинение Александрова6. Все тот же Ю. Александров указывает, что "сейчас вряд ли возможно установить, прослушал ли Шаляпин оперу "Смерть Грозного", как и трудно судить о ее музыке..." [2, с. 74]. Однако Виктор Шиков в своей статье [7] утверждает, что молодой композитор все-таки показал Шаляпину начальную часть оперы. Музыка произвела на Шаляпина весьма благоприятное впечатление, и через некоторое время он прислал Александрову в Тверь письмо, в котором просил закончить оперу как можно быстрее. В. Шиков также сообщает, что это письмо Шаляпина находится в личном архиве Владимира среднего сына А.В. Александрова.

Еще одно письмо-ответ пришло от А. Иванова режиссера частного оперного театра С. Зимина7. Как известно, Опера Зимина продолжала традиции Московской частной русской оперы и пропагандировала лучшие оперные создания отечественных композиторов. А. Иванов также просит А. Александрова связаться с ним и с С.И. Зиминым еще раз, чтобы как можно основательнее познакомиться с его произведением. Неизвестно, обращался ли Александр Васильевич в Оперу Зимина еще раз, но свою оперу "Смерть Грозного" он так и не завершил.

А.В. Александров жил в Твери в небольшом деревянном доме примерно на том месте, где потом расположилась обувная мастерская "Сапожок"8, и занимал там второй этаж. Его квартира состояла из спальни, столовой, кухни и гостиной, в которой помещался рояль. Александр Васильевич собирал в своем доме практически всех музыкантов города. К нему на огонек, помузицировать, часто заходил Николай Пименович Ишиев9, быстро ставший его близким другом. С Николаем Михайловичем Сидельниковым10 Александров однажды целиком исполнил оперу Римского-Корсакова "Сказка о царе Салтане". Александр Васильевич сидел за роялем, Сидельников играл на скрипке, а вокальные партии исполнялись обоими поочередно. Эти домашние собрания вспоминались тверитянами много лет, потому что они давали любителям музыки духовную пищу, а городу сообщали драгоценную музыкальную ауру. В 1918-м Александру Васильевичу предложили перебраться в Москву, чтобы преподавать в консерватории, и он принял это предложение.

И еще об одном детище Александрова в Твери. Это музыкальная школа его имени, просуществовавшая всего два года, с 1915-го по 1917-й. Школа размещалась в здании мужской гимназии и имела фортепианный, скрипичный, музыкально-теоретический классы, а также класс хорового мастерства и сольного пения, который вел сам Александр Васильевич. По воспоминаниям старшего сына Александрова Бориса, замысел его отца состоял в том, чтобы из школы со временем организовать и музыкальное училище как среднее звено профессионального музыкального образования в городе. Преподавание в училище предполагалось с хоровым уклоном. В этой музыкальной школе могли обучаться дети и взрослые, и очень жаль, что с отъездом музыканта в Москву школа прекратила свое существование.

В фонде А.В. Александрова в ГЦММК им. М.И. Глинки мной были обнаружены некоторые рукописи его музыкальных сочинений, созданных в Твери. Это "Е1ед!е" (Элегия)11, "Прелюдия"12, "Вотапзе" (Романс)13 для фортепиано; женский хор из оперы "Русалка"14 и духовные хоры "Свете тихий" и "От юности моея"15.

Перечисленные фортепианные произведения носят характер учебных заданий, видимо, выполненных автором во время обучения в Московской консерватории. Критические наблюдения в процессе анализа женского хора "Ты река ль моя, реченька" высказывает в своей статье Ю.А. Александров [2, с, 76].

Отдельно следует сказать о духовных хорах а сареllа А.В. Александрова. Безусловно, они создавались во время его пребывания на посту регента. По некоторым данным, их гораздо больше, от шести до восьми. Однако нотные записи этих произведений пока не найдены.

"Новая Тверская газета" анонсировала намечающийся в скором времени духовный концерт архиерейского хора [3, № 723 (1 января)]. Газетный репортер сообщает о том, что в концерте прозвучат вокальные произведения архиепископа Серафима (Чичагова) и регента архиерейского хора А.В. Александрова. В одном из своих последующих номеров (№ 728) газета информирует об успехе концерта, который состоялся 11 января 1915 года. В нем прозвучали произведения Глинки, Римского-Корсакова, Кастальского, Черепнина, арх. Серафима - и самого Александрова16.

Подводя итог тверскому периоду жизни Александра Васильевич Александрова, следует сказать, что в Твери расцвел его музыкальный талант, состоялись первые композиторские опыты. К сожалению, они не получили продолжения, да и само исчезновение первых опусов сегодня представляется загадочным. Серьезные академические жанры, опера и симфония, в которых пробовал себя молодой композитор, требовали напряженной, кропотливой работы, времени и сосредоточенности. А последующая жизнь в Москве, видимо, не способствовала этому. Александров пошел по пути активной концертной и педагогической деятельности. Созданный им Краснознаменный ансамбль песни и пляски Советской Армии полностью переключил его на создание хоровых обработок и песен. Заслуги выдающегося отечественного музыкального деятеля на этом поприще очевидны. И все же очень жаль, что молодой композиторский талант, так удачно начавший свой путь в Твери, не развернулся в свой полный рост. Не состоялся русский композитор, возможно, уровня Лядова, Аренского, Калинникова...

Нина Дроздецкая


ПРИМЕЧАНИЯ

1. Александров А. Нотобиблиографический справочник. М., 1980. С. 13.

2. Александров Ю. Трудиться и трудиться для Родины // Советская музыка, 1983, № 5. С. 76.

3. Новая Тверская газета. 1915.

4. Рыжкова Н. "Жизнь за царя" на сельской сцене // Мариинский театр, 2004. № 3 4.

5. Тверская газета. 1913 г. 21 февраля.

6. Тверской листок. 1915. № 6 (27 сентября, воскресенье).

7. Шиков В. А.В. Александров в Твери // Калининская правда, 25 июня1981 г.


1 А.В. Александров родился 1 (13). 1\/.1880 в с. Плахино, ныне - Захаровского района Рязанской Области. Умер 8VII. 1946 в Берлине

2 Фотография сводного хора Александрова 1916 года предоставлена Тверским узловым железнодорожным музеем. Публикуется впервые.

3 [4, № 723], Тверские губернские ведомости: 1874, № 16; 1877, № 87; 1904, № 18 и № 23; 1907, № 18.

4 Государственный центральный музей музыкальной культуры им. М.И. Глинки (ГЦММК). Ф. 97. Ед. 993. Фото публикуется впервые.

5 В фонде А.В. Александрова в ГЦММК им. М.И. Глинки, мной обнаружен текст либретто оперы с авторскими ремарками (Ф. 97. Ед. 115).

6 ТЦММК имени Глинки. Ф. 97. Ед. 366. Письмо Ф.И. Шаляпина А.В. Александрову от 7 октября 1916 г.

7 ГЦММК им. М.И. Глинки. Ф. 97. Ед. 307. Письмо А. Иванова А.В. Александрову от 27 сентября 1916 г.

8 Ныне пер. Седых, д.2.

9 Н.П. Ишиев (1887 1978) известный в Твери педагог-музыкант.

10 Н.М. Сидельников (1891 1960) тверской певец, скрипач, дирижер, музыкальный деятель.

11 ГЦММК им. М.И. Глинки. Ф.97. Ед. 135.

12 Там же. Ед. 107.

13 Там же. Ед. 111.

14 Там же. Ед. 114.

15 Там же. Ед. 41.

16 Какие именно произведения были исполнены, газета не указывает.

Дроздецкая Н. ТВЕРСКОЙ ПЕРИОД ЖИЗНИ А.В.АЛЕКСАНДРОВА
//Музыка и время. – 2005. – №5. – С.:39-42