150 лет РМО
Официальные документы
Устав
Финансовый план
История
Секции
Юбилеи
Музыка Тверского края
Статьи
Проекты
Афиша
Новости
Контакты

РМО - Музыка Тверского края

ТВЕРСКАЯ БИОГРАФИЯ НИКОЛАЯ ЛОДЫЖЕНСКОГО

В 1866 году, после восьми лет существования, балакиревский кружок увеличился еще на одного человека – музыкальные собрания стал посещать двадцатичетырехлетний Николай Лодыженский, молодой помещик из Тверской губернии. В "Летописи моей музыкальной жизни" Н.А. Римский-Корсаков характеризует его как человека "образованного, странного, увлекающегося и одаренного сильным, чисто лирическим композиторским талантом". [7, с. 67]. Лодыженский "недурно владел фортепиано", импровизируя и исполняя собственные сочинения наброски симфонии, оперы и просто интересные музыкальные отрывки. "Все это было так изящно, красиво, выразительно, и даже правильно, что тотчас же привлекло к нему наше общее внимание и расположение", свидетельствует Н.А. Римский-Корсаков [7, с. 67].

Н. Лодыженский. 1870 г.

Николай Николаевич Лодыженский происходил из древнего рода, ведущего свое начало с XIV века. Многочисленное семейство Лодыженских проживало в имении Маковницы Кашинского уезда Славковской волости Тверской губернии [2, № 669, с. 116]. У гвардейского полковника Николая Васильевича Лодыженского было десять детей. Сам он доводился двоюродным братом композитору Александру Сергеевичу Даргомыжскому. Даргомыжский и родился в доме Лодыженских, в имении Воскресенское Чернского уезда Тульской губернии [4, с. 183 190]. Н.В. Лодыженского и А.С. Даргомыжского связывали отношения родственной дружбы, которые, возможно, были причиной того, что своим детям Лодыженские стремились дать основательное домашнее музыкальное образование. Известно, что Иван Лодыженский, брат Николая, сочинял фортепианные пьесы. Газета "Тверские губернские ведомости" в заметке от 15 ноября 1891 года упоминает оркестр И.Н. Лодыженского, который иногда выступал в зале Дворянского собрания. Композицией занималась и сестра Варвара (по мужу ротмистрша Глебова). Младшая сестра, Анна (по мужу Калинина) неплохо пела [1] . Однако наиболее яркий музыкальный талант проявился у Николая Лодыженского, родившегося 20 декабря 1842 года.

Место рождения Н.Н. Лодыженского долго оставалось неизвестным об этом умалчивает и Музыкальная энциклопедия [5, с. 315]. В Государственном архиве Тверской области (ГАТО) удалось найти документ под названием "Прошение полковника Н.В. Лодыженского о внесении его с детьми в 6-ю часть Дворянской родословной книги" [2] . К прошению приложены копии метрических свидетельств о рождении всех его детей (на тот момент их было восемь). Документ о рождении сына Николая свидетельствует о рождении и крещении его 20 декабря 1842 года при церкви Мологского уезда села Спасского на Ильди Ярославской губернии. Родители Николая – помещик Николай Васильевич Лодыженский и его законная жена Софья Петровна (ур. Цвиленева). Восприемниками в метрическом свидетельстве значатся надворный советник Петр Васильевич Лодыженский и девица из дворян Анастасия Иванова Цвиленева.

П.В. Лодыженский, очевидно, был родным братом отца младенца. Он значится также и восприемником Ивана Лодыженского, родившегося в 1848 году, самого последнего из детей Софьи Петровны. Впоследствии Николай Васильевич Лодыженский женится второй раз на Анне Андреевне Фоминой, от которой в семье родится еще двое детей.

Что касается Анастасии Цвиленевой, то ее родственная связь с семейством Лодыженских также была очевидной. В метриках упоминается отец Анастасии Цвиленевой титулярный советник Иван Петрович Цвиленев. Генеалогическое древо указывает его как деда Софьи Петровны матери новорожденного [2, № 1312, с. 204]. Однако, согласно тому же генеалогическому списку, Анастасия Ивановна Цвиленева не значится в списке детей И.П. Цвиленева. Может быть, она была незаконнорожденным ребенком в семье, и ее дворянство еще нужно было доказать? Как бы то ни было, Анастасия Ивановна Цвиленева, видимо, приходилась теткой Софье Петровне и была восприемницей не только Николая Лодыженского. Представленные в деле копии метрик указывают ее восприемничество при рождении Анастасии, Анны, Екатерины, Софии, Иоанна, Варвары и Петра Лодыженских, то есть всех детей Николая Васильевича, родившихся до 1851 года, когда было подано прошение о дворянстве.

На запрос о селе Спасское на Ильди главный библиограф Отдела краеведения Ярославской областной универсальной научной библиотеки (ЯОУНБ) им. Н.А. Некрасова М.В. Бекке сообщила, что в 1822 г. село Спасское принадлежало девице Анне Петровне дочери Стерлиговой. По данным музея Мологского края, в 1837 г. там указано место церковное и погост. Церковь села Спасское, что на реке Ильди, основана в 1799 г. во имя Преображения Господня. Современное название села Спас-Ильд Некоузского района Ярославской области.

Несколько слов необходимо сказать и об отце Софьи Петровны деде новорожденного младенца Петре Ивановиче Цвиленеве. Он был из смоленских дворян, в 42 года вдовец, и жил вместе с дочерью Софьей в городе Кашине Тверской губернии [3] . "Дело по доказательству о дворянстве надворного советника Петра Иванова сына Цвиленева" хранит его формулярный список, где говорится, что он "владел 18 душами в Смоленской губернии, 116-ю (вместе с Софьей) в Вологодской, и 78-ю в Тверской." Петр Иванович был уволен из армии в 1802 г. в чине майора и определен в Тверскую губернию, в Калязин городничим. С 1818 г., по выбору Кашинского благородного собрания, он состоял его дворянским предводителем. Добавим к этому, что сыновья Софьи Петровны и внуки П.И. Цвиленева Иван и Николай впоследствии также выполняли обязанности предводителей уездного дворянства.

Летом 1868 года Н.А. Римский-Корсаков вместе с супругами Бородиными и В.В. Стасовым приехал в Маковницы к Лодыженскому погостить: "Помню, как сидя однажды у себя (в квартире брата [4] ), записывает Римский-Корсаков, я получил его (Лодыженского - Н.Д.) записку с назначением дня отъезда. Помню, как картина предстоящей поездки в глушь, вовнутрь Руси, мгновенно пробудила во мне прилив какой-то любви к русской народной жизни, к ее истории вообще и к "Псковитянке" в частности. <...> В имении <...> я провел приятно около недели, глядя на хороводы, катаясь верхом с хозяевами и Бородиным, обмениваясь всякими музыкальными мыслями с последним за роялем. В бытность мою в Маковницах Бородин сочинил романс "Морская царевна" с его курьезными секундами в фигурациях аккомпанемента" [7, с. 81].

А.П. Бородин и сестра Н.Н. Лодыженского, Анна Николаевна, испытали увлечение друг другом. Вслед за "Морской царевной" Бородин написал романсы "Отравой полны мои песни" и "Фальшивая нота". В них звучат отголоски его переживаний и размышлений. Впоследствии Анна Николаевна стала слушательницей Женских врачебных курсов, где А.П. Бородин читал лекции по химии [5] .

Имение Маковницы в Кашинском уезде, где проживало семейство Лодыженских, было не очень большим. Им владели все члены семьи нераздельно. Там находился конный завод, и становится понятным, почему Римский-Корсаков и Бородин много ездили верхом, когда гостили в Маковницах. В описании имения за 1858 год упоминаются дворовые люди: камердинер, фельдшер, горничная-швея, прачка [6] . Это свидетельствует о сформировавшемся укладе семьи и о некотором достатке. На свои средства семья Лодыженских содержала также приходское училище, которое находилось в самом селе Маковницы. Училище было основано в 1847 году, и в нем постоянно обучались от 15 до 25 крестьянских мальчиков. Учителем числился приходский священник, обучавший детей безвозмездно [7] .

В письме В.В. Стасову, Римский-Корсаков уточняет: "У Фимов я <...> провел время недурно, ел в страшном количестве ягоды со сливками и гулял. А Фимы, хотя они и Фимы, а все-таки радушные господа, а главный Фим положительно добрый и хороший человек, а что он бестолков, то это до меня не касается..." [8, с. 305].

Фим так называли Николая Лодыженского в балакиревском кружке (как известно, "кучкисты" любили давать друг другу прозвища). Фим инверсия слова "миф", и эта кличка отражала особенность Лодыженского загадочно исчезать из поля зрения друзей-музыкантов. На собраниях кружка они показывали друг другу свои последние сочинения, играли их, анализировали. Иногда "свежеиспеченный опус" подвергался суровой критике товарищей: требовались исправления, доработка, переделка. Сочинения Лодыженского, в основном, представляли собой незаписанные импровизации, и в ответ на просьбы переделать что-либо или хотя бы оформить нотный текст он надолго пропадал с горизонта. Возможно, поэтому в среде "кучкистов" о нем быстро сложилось мнение как о человеке неустойчивого и даже слабовольного характера, особенно по отношению к музыке. "Фим наигрывал мне <...> свои материалы для "Русалки", – сообщает Римский-Корсаков Стасову в письме от 30 июля 1870 года, материалы хорошие, а что будет – не знаю, ждать от него много можно, а все-таки он Фим" [8, с. 337] [8] .

Впоследствии (точнее с 1873 года) Н.Н. Лодыженский, как тогда говорили, пошел по дипломатической части, подолгу жил за рубежом служил в Будапеште, Белграде, Сараево, Кенигсберге, Галаце и даже в Нью-Йорке. "А читали Вы корреспонденцию Times про нашего "Фима"? – вопрошал в письме В.В. Стасов А.А. Голенищева-Кутузова. Он по утрам, раным-ранехонько ходит и будит Миланов во дворце, Ристичей в доме, и на зорьке сообщает им важные политические дела, про которые потом по целой Европе говорят! Вот-то знай наших! Вот-то куда его метнуло! Вот-то, что он нынче стряпает вместо "Русалки" и всего остального. Чудеса да и только!" [3, с. 98] [9] .

В 65 лет Н.Н Лодыженский покинул службу по возрасту и вернулся из-за границы на родину, в Россию. В старости он, полный активности и жизненной энергии, в течение ряда лет был кашинским уездным предводителем дворянства, чиновником особых поручений при обер-прокуроре Св. Синода, казначеем Палестинского общества, членом Славянского общества. Он также являлся основателем Общества единения православной и англиканской церквей [4, с. 186]. В тверском архиве сохранилось извещение об очередном X съезде уполномоченных Дворянских обществ в Санкт-Петербурге в 1913 году. Николай Николаевич Лодыженский получил приглашение на этот съезд наряду с В.И. Гурко, Д.Н. Корфом, Б.Вл. Штюрмером и Ал.Ал. Римским-Корсаковым [10] . В последние годы Николай Николаевич Лодыженский был известен как человек правых социально-политических убеждений, активный славянофил, тесно связанный с церковью. Как это не похоже на его чудаковатую, "фимскую" юность! Один лишь перечень его должностей исключает даже намек на леность или безалаберность! Кроме того, действительный статский советник Н.Н. Лодыженский имел многочисленные награды, которые перечисляет его формулярный список о службе, хранящийся в тверском архиве [11] .

В книге описей частновладельческих имений за 1920 год наследницей Николая Николаевича значится его старшая дочь Александра Николаевна Лодыженская [12] . В 1920 году ей исполнилось 55 лет. Как сложилась ее судьба, что стало с семейным архивом, как было разрушено само имение (ныне от него остался лишь парк) [9]... На эти вопросы пока нет ответа.

* * *

Шестилетний период пребывания Николая Лодыженского в балакиревском кружке завершился изданием шести его романсов. В 1873 году в издательстве В.В. Бесселя под общим заглавием "Романсы Н.Н. Лодыженского" вышли в свет:

"Жила грузинка молодая" (на слова М. Лермонтова, посвящен Анне Николаевне Лодыженской [13] ); (ноты в формате jpg стр. 1, стр.2, стр.3)

"Да, я вновь с тобой" (на слова Н. Лодыженского, посвящен Н.А. Римскому-Корсакову);

"Призыв" (возможно, также на слова самого композитора, посвящен М.П. Мусоргскому);

"Во сне я неутешно плакал" (на слова Г. Гейне, посвящен Н.Н. Пургольд);

"Денница" (возможно, на слова композитора, посвящен А.Н. Пургольд);

"Я умер от счастья" (на слова И. Уланда, посвящен Л.И. Шестаковой) [14] . (ноты в формате jpg стр. 1, стр.2)

Романсы давно стали библиографической редкостью. В Российской национальной библиотеке (РНБ) сохранились рукописи четырех из них. По датировке следует, что все они написаны в период между 1870 и 1873 годами. Романс "Во сне я неутешно плакал", рукопись которого не сохранилась, тоже относится к этому периоду. Только "Грузинка" родилась значительно раньше в 1863 году.

Друзья по балакиревскому кружку принимали деятельное участие в подготовке романсов к изданию. Руководил всем В.В. Стасов. В письме к нему из Будапешта от 11 / 23 апреля 1873 года Н.Н. Лодыженский сообщает, что получил изданный экземпляр от Бесселя и просит "потеплее поблагодарить Корсакова за его участие в издании романсов" [3, с. 96]. Действительно, Николай Андреевич редактировал отдельные опусы Лодыженского, "отделывая их перед печатанием" [15] . Однако, по мнению А.С. Розанова, рукописи романсов не носят почти никаких следов этой "отделки". В основном печатный текст полностью воспроизводит авторский, сохраняя ряд недосмотров и недоделок, а также неудобную для исполнения на фортепиано фактуру аккомпанемента в отдельных местах [6]. Наибольшее количество редакторских изменений претерпел лишь романс "Жила грузинка молодая", что и отличает его от остальных. Тем не менее все романсы Николая Лодыженского подтверждают, что композитор обладал ярким чувством колорита, подталкивающим его к смелым тональным отклонениям и "пряным" гармоническим последовательностям.

Фотография Н.Н. Лодыженского любезно предоставлена Кабинетом рукописей Российского государственного института истории искусств (РГИИИ, г. Санкт-Петербург). Фото подписано: 12 сентября 1870 года [16] . Точно такой же оттиск, но уже с дарственной надписью М.А. Балакиреву, датирован 12 марта 1887 года [17] .

Нина Дроздецкая


ПРИМЕЧАНИЯ

1. Берберова Н. Бородин. М., издательство имени Сабашниковых, 1998.

2. Генеалогия дворян, внесенных в родословную книгу Тверской губернии с 1787 по 1869 г. Составлена М. Чернявским. Без издания.

3. Каратыгин В. "Реквием любви" Н.Н. Лодыженского // De musica . Вып. 1. Л., 1925.

4. Каратыгин В.Г. Памяти Лодыженского // Каратыгин В.Г. Избранные статьи. М. -Л., 1965.

5. Музыкальная энциклопедия. Т. 3. Москва, 1976.

6. Музыкальное наследство. Т . II. 4.2. М ., 1968.

7. Римский-Корсаков Н.А. Летопись моей музыкальной жизни. М., 1980.

8. Римский-Корсаков Н.А. Полное собрание сочинений. Т. V . Москва, 1963.

9. Тверская усадьба. Указатель архивных документов, книг и статей (1900 1995). Ч. 3. Тверь, 1996.

10. Цетлин М. Пятеро и другие. М., 2000.


[1] Запоминающийся портрет Анны Николаевны Калининой (ур. Лодыженской) создала Н.Н. Берберова в своем очерке об А.П. Бородине: "Совсем молодая, очень бледная женщина, только что похоронившая ребенка, говорящая о равноправии, о женском высшем образовании, в прическе и повадках подражающая Полине Сусловой" [1, с. 24]. Полина (Аполлинария) Суслова в свои 22 года стала возлюбленной 40-летнего Ф.М. Достоевского, впоследствии была известна своей эмансипированностью.

[2] Государственный архив Тверской области (ГАТО). Ф. 645. Д. 2193. Л. 49. См. также: Дело по прошению статского советника Н.Н. Лодыженского о причислении к роду дворянства за 1894 год. Ф. 645. Оп. 1. № 2201.

[3] ГАТО. Ф. 645. Оп. 1. Т. 2. № 4463.

[4] Воина Андреевича Римского-Корсакова (1822 – 1871).

[5] Подробное описание взаимоотношений А.П. Бородина и А.Н. Калининой см. в кн. М. Цетлина [10, с. 335 341]. Автор упоминает о поездке супругов Бородиных в имение Калининых село Турово Кобылинской волости Кашинского уезда Тверской губернии. Турово находилось недалеко от родового имения Лодыженских села Маковницы. Как можно предположить, Бородины гостили у Калининых летом 1867 года. К тому времени Анне Лодыженскои (в замужестве Калининой) исполнился 21 год. Получается, что к следующему лету, когда Бородины гостили в Маковницах, на сей раз у Лодыженских, Александр Порфирьевич и Анна Николаевна были хорошо знакомы.

[6] ГАТО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 901. Л. 1 – 16.

[7] Там же.

[8] Речь идет о набросках кантаты "Русалка" Н. Лодыженского на стихи М.Ю. Лермонтова.

[9] Письмо В.В. Стасова датировано 22 августа / 3 сентября 1877 г. А.А. Голенищев-Кутузов поэт, на чьи стихи написан романс Н.Н. Лодыженского "Восточная колыбельная".

[10] ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 5321. Л. 42об. В Тверской губернии проживали многочисленные потомки рода Римских-Корсаковых, но с композитором они были в весьма отдаленных родственных отношениях.

[11] Ордена Станислава 1-и и 2-й степеней, Владимира 3-й и 4-й степеней, Анны 2-й степени, серебряная медаль на Александровской ленте в память царствования императора Александра III , иностранные ордена: турецкий Меджидие 5-й степени, Черногорский "За независимость Черной горы" 3-й степени, Румынской короны 2-й степени со звездой, Французский Почетного Легиона офицерского креста, Австрийский Франца Иосифа кавалерского креста и греческий Спасителя 3-й степени. См.: ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 5073.

[12] ГАТО. Ф. Р-898. Оп.1. Д. 145. С. 151

[13] А.Н. Лодыженская младшая сестра композитора.

[14] В издании автором текста романса ошибочно указан А.С. Пушкин.

[15] Неизданные и забытые произведения А.С. Гуссаковского и Н.Н. Лодыженского. Публикация А.С. Розанова [6, с. 237].

[16] КР РГИИИ. Ф. 3. Оп. 1. Ед. 688.

[17] КР РГИИИ. Ф. 13. Оп. 1. № 18.

Дроздецкая Н. ТВЕРСКАЯ БИОГРАФИЯ НИКОЛАЯ ЛОДЫЖЕНСКОГО
//Музыка и время. – 2005. – №7. – С.:25-32