150 лет РМО
Официальные документы
Устав
Финансовый план
История
Секции
Юбилеи
Музыка Тверского края
Статьи
Проекты
Афиша
Новости
Контакты

РМО - Музыка Тверского края

РОДСТВЕННИКИ РОБЕРТА ШУМАНА НА ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ

МАТЕРИАЛЫ К БИОГРАФИИ РОБЕРТА ШУМАНА

Россия в 18-19 вв. стала второй родиной для большого числа немцев. Многие переселенцы из Австро-Германского королевства принимали российское подданство, «прирастали» на новой почве и с течением времени все более утрачивали связи со своей исторической родиной. Они забывали и о них забывали. Так произошло и с семьей Карла Готлиба Шнабеля (1774-1845), саксонского лекаря, который в возрасте 30 с небольшим лет покинул отчизну и все свои силы, ум и талант употребил на благо процветания Российской империи. За заслуги перед Россией Карл Готлиб Шнабель, его сын и внуки были удостоены дворянского звания и включены во II - ю часть Родословной книги тверского дворянства. Имение Шнабелей Сосновицы находилось в Новоторжском уезде Тверской губернии в шести верстах от Николаевской железной дороги. Сюда-то и приезжал в 1844 году навестить родственников немецкий композитор Роберт Шуман вместе со своей женой пианисткой Кларой Вик.

Иоганна Христиана Шуман (урожд. Шнабель)
Портрет маслом Л.Глезера (1810) Дом-музей Шумана

Мать Роберта Шумана, Иоганна Христиана (1771-1836), родом была из семейства Шнабелей. Карл Готлиб Шнабель, владелец Сосновиц, приходился Иоганне младшим братом, а Роберту Шуману родным дядей, которого он впервые увидел во время своей гастрольной поездки с Кларой Вик по России в феврале - мае 1844 года. Но до этого Роберт Шуман много слышал о дяде Карле от матери, читал его исполненные нежности и печали письма. Поэтому когда, наконец, в тверских Сосновицах состоялась встреча семидесятилетнего Карла Шнабеля с племянником, оба с удивлением обнаружили, что знают друг о друге гораздо больше, нежели предполагали. Старый Шнабель узнавал

Фридрих Август Шуман
Портрет маслом Л.Глезера (1810) Дом-музей Шумана

в Роберте многие черты нежно любимой сестры: душевная тонкость сочеталась с прихотливой изменчивостью настроений. Три дня, проведенные Робертом Шуманом в Сосновицах, прошли в рассказах, расспросах, воспоминаниях. В своем «Путевом дневнике» Клара Вик напишет: «...Роберту пришлось дяде мно­гое рассказать и многое от него услышать. Дядя показал ему письма его родителей. Казалось, старик прямо ожил от радости, что смог увидеть перед смертью любимца своей сестры, которую он очень любил...»(Запись от 7 (26) марта).

За год до смерти перед мысленным взором старого Шнабеля проходила его молодость, вся его жизнь день за днем. Казалось символичным, что Роберт приехал именно теперь. Ему сейчас 34 года, столько же было и Карлу Абрамовичу (так стали звать его в России), когда он, окрыленный мечтами и надеждами, отправился в чужие края.

Сосновицы - имение небольшое: около 200 крепостных и всего 30 дворов. Но ландшафт в этих краях необыкновенно живописен. Подолгу гуляли Карл Абрамович и Роберт по липовым аллеям, которые правильными прямыми лучами расходились от незатейливого помещичьего дома, любовались какой-то особенной в это время года торжественно-спокойной гладью прудов. Усадебный дом в Сосновицах, к сожалению, не сохранился, а вот старые липы и заросшие ряской пруды до сих пор хранят тайну тех бесед.

О чем же рассказывал Карл Абрамович своему племяннику? Может быть, о том, как учился в гимназии в городе Цейтсе, где жила тогда семья, а потом, продолжив семейную традицию, по настоянию отца в 1790 году поступил в Медико-хирургическую академию в Дрездене, по окончанию которой в 1792 году был удостоен звания хирурга и определен на службу в Курфюрстский гвардейский пехотный полк. Последующее десятилетие в жизни Карла Абрамовича Шнабеля прошло в переездах: служба в Прусской армии, сражавшейся против французов, затем частная практика в различных городах Австрии и Германии. Переезжая с места на место, Карл Абрамович стремился обрести душевный покой. Годы шли, а настоящей семьи не было. Дети рождались и, не прожив и года, умирали. Но вот, наконец, улыбнулось счастье и чете Шнабелей.

18 октября 1801 года у Карла Готлиба и его жены Августины Конкордии (урожденной Шейдгауэр) родился сын Карл Август. В этом же году появился на свет и его двоюродный брат - сын Августа и Иоганны Шуман, которого также назвали Карлом - старший брат Роберта Шумана. Рождение сыновей еще более сблизило семьи Шнабелей и Шуманов, тем более, что Август Шуман стал крестным отцом новорожденному Карлу Шнабелю. Знал ли Карл Август (Карл Карлович, как будут звать его в России), когда семья Шнабелей уезжала из Германии, что он никогда больше не увидит дядю и тетю, но зато будет иметь счастье встретиться через много лет еще с одним своим двоюродным братом - Робертом?

Молодой Карл Шнабель был рад приезду Роберта и Клары не меньше отца. Он подарил Роберту «красивый болгарский халат, шапку с длинной кисточкой и русские туфли», а Кларе - русский самовар (запись в «Дневнике» от 9 (28) марта). Карл Карлович предоставил в полное распоряжение брата свою квартиру в Твери, где Роберт и Клара остановились на ночлег по пути из Санкт-Петербурга в Сосновицы и где перед отъездом в Москву, уже по возвращению из Сосновиц, Клара играла «перед небольшим кругом любителей музыки» (запись в «Дневнике» от 8 (27) марта).

Приведем еще одну запись из «Дневника» Клары, касающуюся их с Робертом пребывания в доме К. К Шнабеля в Твери: «Мы были счастливы и с наслаждением заснули в уютных и мягких немецких постелях. Луна приветливо заглядывала в нашу комнату». (Запись в «Дневнике» от 5 (24) марта). Характерно, что Шуманы нашли у Шнабелей знакомую немецкую обстановку. Несмотря на то, что Карл Абрамович принял российское подданство, он до конца дней своих оставался истинным немцем. Любовь и уважение к родной культуре он передал своему сыну и внукам. Все Шнабели были лютеранами, ходили в лютеранскую церковь и детям своим давали традиционные имена: при крещении сыновья Карла Карловича были названы Евгений-Федор (р. 1844), Карл-Вильгельм (р. 1849) и Юлий-Магнус (р. 1853).

Роберт Шуман и Клара Вик нашли среди тверского дворянства самый горячий прием. В доме Шнабелей в Сосновицах собралось все новоторжское немецкое общество - Шнейдерсы, Вольгеборены, Кетрицы. Все они, а также и многие другие представители новоторжского дворянства пришли поздравить Карла Абрамовича с 70-летним юбилеем, а также познакомиться с Робертом Шуманом и его талантливой женой. Карл Абрамович был в Тверской губернии личностью известной и уважаемой, и можно представить, какое избранное общество собралось в этот день в доме коллежского советника Шнабеля. Достаточно сказать, что К. А. Шнабель пользовался особым расположением членов императорской семьи, а также тверских губернаторов. От одного из них, Я. Д. Бологовского, еще в феврале, находясь в Петербурге, и получил Роберт Шуман «первые и весьма приятные, - как пишет Клара Вик в «Дневнике» 10 (27) февраля, - известия ... от его дяди».

Блестящая врачебная карьера Карла Абрамовича Шнабеля началась еще в Германии. Выдержав экзамен «по специальному повелению Курфюрста при Главной медицинской коллегии в 1804 году, он был удостоен звания медика-хирурга и утвержден высшим правительством. После этого в 1808 году по приглашению министра Ханвекова Карл Абрамович поступил на российскую службу врачом 2-го класса, чином 9-го класса». Успешно выдержав экзамен в Санкт-Петербургской медико-хирургической академии, он был определен сначала в Егерский полк, а затем переведен в город Оренбург. В это время на Урале началась эпидемия оспы, и К.А. Шнабель проявил себя не только как талантливый, но и как бесстрашный медик, за что и получил «Удостоверение Господина Министра Полиции об особенном награждении».

В 1811 году Карл Абрамович Шнабель был переведен в Тверь, где он занял должность инспектора в Тверской врачебной управе. Особые заслуги Карла Абрамовича были отмечены при дворе генерал-губернатора принца Г.П. Ольденбургского и великой княгини Екатерины Павловны, резиденция которых находилась в это время в Твери. Высочайшим указом Карлу Абрамовичу Шнабелю было поручено курировать больницы, находящиеся в ведении Приказа общественного призрения, а также «пользовать больных придворного штата».

Особенно яркая страница в жизни К.А. Шнабеля - война 1812 года. Он не принимал непосредственного участия в боевых действиях, как например, сосед Шнабелей по Новоторжскому уезду генерал-лейтенант Н.М. Свечин, командовавший 2-м батальоном лейб-гвардии Преображенского полка. Но Карл Абрамович вел не менее важную тыловую работу: организовывал Тверское ополчение, которое возглавил еще один новоторжец - Я.И. Тыртов; участвовал в наборе рекрутов. За свои особые труды К.А. Шнабель был «всемилостивейше пожалован кавалером ордена Св. Владимира 4-й степени (22 марта 1812 г.). Позднее, во время прохождения через Тверь военнопленных французской армии, ему удалось погасить вспышку «заразительной болезни». Деятельность К. А. Шнабеля во время и после Отечественной войны 1812 года была высоко оценена Тверским гражданским губернатором П. С. Кологривовым. Царская семья усердное служение Карла Абрамовича отметила ценными подарками. От Великой княгини Екатерины Павловны за «пользование батальона ее Высочества и придворного штата» Шнабель получил золотую табакерку с рескриптом, а от Великого князя Николая Павловича - бриллиантовый перстень. В 1823 году К. А. Шнабель был пожалован орденом Св. Анны 3-й степени.

Сын Карла Абрамовича, Карл Карлович, избрал военную стезю. В 1818 году он поступил на военную службу в чине юнкера в Ямбургский уланский полк. Его карьера складывалась вполне успешно, очередные воинские звания не заставляли себя ждать. Но особенно судьбоносным для военной биографии Карла Карловича Шнабеля стало участие в подавлении Польского восстания в 1831 году. К.К. Шнабель выполнял особые поручения в отряде генерал-майора барона Ренне, который находился в центре боевых действий. Вместе с этим отрядом Карл Карлович принимал участие во всех генеральных сражениях: под Вавером, Минском, Прагой, в переходе через Вислу, в осаде Варшавы. После взятия русскими войсками Варшавы Шнабелю было поручено сопровождать двух захваченных в плен руководителей мятежа членов сейма - Винцента Немоевского, который являлся лидером наибо­лее непримиримой части сейма, и графа Олизара. За выполнение этого задания Шнабель был награжден орденом Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». Так по иронии судьбы великие сыновья польского народа Ф. Шопен и А. Мицкевич оказались с одной стороны баррикад, адвоюродный брат немецкого композитора Р. Шумана - с другой. За верную службу царю и отечеству Карл Карлович Шнабель в 1832 году был награжден орденом Св. Анны 3-й степени и Польским знаком отличия, в 1837 году пожалован знаком отличия на Георгиевской ленте «За 15 лет беспорочной службы», в 1844 году - орденом Св. Георгия 4-го класса «За 25-летнюю в офицерских чинах службу». В 1845 году по причине болезни Карл Карлович вышел в отставку в чине майора и поселился в своем родовом имении Сосновицы, где вместе с женой Софьей Амалией (Максимовной) (урожденная Рейнке) все свои силы употребил на воспитание троих сыновей.

В 1879 году в «Тверских губернских ведомостях» в колонке «Официальных объявлений» было помещено объявление о продаже имения Сосновицы. (Факт продажи пока документально не подтвержден). Что же сподвигло наследников Шнабелей на такой шаг? Как сложилась их дальнейшая судьба? Нами установлено, что некоторые из них, в частности, дети Вильгельма Карловича, правнучки Карла Абрамовича, продолжали оставаться в Твери вплоть до революции 1917 года. Вопрос остается открытым, но поиски новых документальных материалов продолжаются.

* * *

В феврале 2000 года по инициативе преподавателя Тверского педагогического колледжа Виктора Николаевича Кривова и ректора Московской государственной консерватории Михаила Алексеевича Овчинникова в Твери был создан Фонд имени Роберта Шумана, исполнительным директором которого был назначен В.Н.Кривов. Учредителями Фонда наряду с Московской государственной консерваторией им. П.И.Чайковского и Тверским педагогическим колледжем (директор А.В.Михно) выступили также Российское отделение Европейской Ассоциации педагогов конкурса им. П.И.Чайковского (президент А. М.Щербак).

Фонд осуществляет свою деятельность в трех направлениях:

  • подготовка и проведение Международного юношеского конкурса пианистов имени Роберта Шумана;

  • организация в г. Твери с ноября 2000 года постоянно действующей Оперы («Оперные понедельники» в Театре для детей и молодежи) с участием лучших московских коллективов: оперного театра Московской консерватории, оперного содружества «Дар», симфонического оркестра Московской консерватории и камерного оркестра Союза композиторов города Москвы «Амадеус»;

  • изучение музыкальной культуры тверского края.

В результате проведенных в рамках этого направления архивных исследований было, в частности, выяснено, что в Тверской губернии действительно проживали родной дядя немецкого композитора Роберта Шумана Карл Готлиб Шнабель и его семья. Этот факт и послужил основанием для того, чтобы присвоить Фонду, а также конкурсу имя Р.Шумана. Предлагаемый вниманию читателей очерк подготовлен по непубликовавшимся ранее архивным материалам, хранящимся в Государственном архиве Тверской области, и открывает новую страницу в биографии немецкого композитора.

Людмила Туркова

Туркова Л.РОДСТВЕННИКИ РОБЕРТА ШУМАНА НА ТВЕРСКОЙ ЗЕМЛЕ: МАТЕРИАЛЫ К БИОГРАФИИ РОБЕРТА ШУМАНА //Домовой. - 2001. - №3. - С.:10-13